Ассоциации и союзы

Россия и Северный Кавказ: развитие взаимоотношений в ХХ веке.

Во второй половине XIX — начале XX в. происходит трансплантация в северокавказскую культуру российского просвещения и русской национальной культуры, затронувшей в предыдущий период лишь часть горской элиты, принявшей русскую ориентацию. Структура горской культуры усложняется: наряду с традиционалистским ядром развиваются образование, наука, литература, искусство и другие области культуры, пришедшие из России и ограничившие влияние восточного культурного канала на Северный Кавказ. Северокавказская традиционная культура достаточно быстро была включена в универсальную систему российской культуры и адаптировалась к ней. При поддержке государства и российской общественности происходит становление этнической горской интеллигенции. В российскую социокультурную систему, интегрируется также «кавказский ислам». Начинается процесс становления русско-кавказской культуры, охватившей элитные, часть средних слоев горского общества и русского населения края. Правда, основная масса горцев оставалась вне воздействия золотого века русской культуры, хотя тенденция достаточно органичного сближения была неоспоримой. В связи с развитием капитализма, особенно строительством железной дороги Ростов-Владикавказ, превратившей Северный Кавказ в единую экономическую систему к началу XX в., можно говорить о формировании социально-экономического, историко-культурного Юго-Восточного региона России.

20-80-е годы XX века В ходе революции 1917 г. и гражданской войны этнографическая и этнокультурная ситуации на Северном Кавказе претерпели коренные изменения. В процессе создания советской модели индустриального общества происходит экспериментальное формирование этнонаций и национальных культур северокавказских народов как части системной советской культуры, называемой в прошлом «социалистической по содержанию и национальной по форме».

В результате политики расказачивания, большей степени включенности в процесс индустриализации, культурной политики КПСС роль русской традиционной культуры в регионе (и в стране в целом) ослабла в гораздо большей степени, чем горской. В то же время выравнивается культурно-образовательный уровень горского и русского населения на основе одной из лучших в мире систем среднего и высшего образования. Русский язык вытесняет арабский и кумыкский (тюркский) как языки межэтнического общения в регионе. Формируется народная горская интеллигенция как часть советской интеллигенции, внесшая вклад во все крупнейшиедостижения советской науки, техники, искусства.

Северокавказские национальные культуры стали органичной частью советской культуры, а русский язык — важнейшим каналом ее производства и воспроизводства (хотя степень адаптированности к советскому индустриальному обществу не была одинаковой у всех горских народов). В то же время традиционная культура горцев, несмотря на трагедию гражданской войны, борьбу с религиозными конфессиями, коллективизацию и выселение части народов Северного Кавказа в 1943-1944 гг., в основном сохранилась, но сегментируется, выступая в качестве канала воспроизводства этничности.

Полилог культур во многом сменился жестко регулируемым идеологизированным процессом развития советской культуры, направленным не на русификацию, а на выравнивание культурного уровня народов. Горские народы, сохраняя самобытность, идентифицировались одновременно как составная часть метаэтнической «новой исторической общности» — советского народа.

Конец 80-х — 90-е годы XX века. В результате кризиса социалистической идеологии, составлявшей мировоззренческую основу системной целостности сверхнациональной общности советского народа и его культуры, происходит превращение российской культуры в мозаичную, многосоставную, состоящую из типологически различных культурных систем: традиционной северокавказской культуры (распадающейся на многочисленные этнотрадиционные культуры) и близкой к ней по ценностной системе исламской, русской национальной (включая казачью традиционную культуру), советской и современной массовой западной культуры, находящихся всостоянии открытой и латентной конфликтности, что является культурным подтекстом межэтнической напряженности и ксенофобии.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *